Mrspet
You know I'm saying?
Все люди в больницах одного цвета - беловато-синего. Особенно в реанимации - почти царстве смерти.
По соседству лежал мужчина лет 65, его лицо с открытыми и выпученными глазами исказила страшная гримаса: он все время дергался в конвульсиях и был привязан. Другой тоже был привязан, он был в коме, но все время хотел встать и уйти, но оттого, что он дергался под ремнями, был шум.
Остальные двое лежали очень тихо.
Я гладила плечи отца, гладила, пока меня не вытащили оттуда. Он, наверное, все равно ничего не чувствовал, но его кожа была мягкой и теплой.
Руки мои были липкие, я не знаю, чей пот это был, я убежала в подвал больницы, и помыла руки два раза.

Отец научил меня одной очень важной вещи: быть мужиком. В драках, в отношениях. Он никогда не стоял за мной, и не приходил в школу, если меня обижали. Про меня же он обычно говорил маме: «Что у Вас там может случиться? При таком присмотре?»
Ничего. Конечно же, совсем ничего.
Я забралась в какой-то дом, достала зажигалку, и начала крошить мягкие камешки, потом плющить их её корпусом. Подожгла их.
Надела очки.
Не особо помню, как добралась домой, это было очень долго и с кучей мыслей в голове.
Похоронить он себя завещал рядом с первым сыном, который умер в пять лет 44 года тому назад.

@темы: личное